Source Four – 25 лет. История прибора, изменившего индустрию освещения

14.12.2017

Source Four – 25 лет. История прибора, изменившего индустрию освещения

Отложите данное событие на полку "Невероятно, но факт" - легендарному прожектору Source Four, рабочей лошадке всей индустрии освещения, исполнилось этой осенью целых 25 лет!



Это означает, что существует как минимум одно поколение театральных практиков, которому не пришлось в своей ежедневной рабочей жизни сталкиваться со многими неудобствами, в том числе поднимать огромные 2к прожекторы на неудобные позиции фронтального освещения (FOH). Целое поколение людей, которое уже привыкло принимать как должное этот прочный, компактный, надежный и легкий в использовании прибор, наивно полагают, что все прожекторы изначально были такими же.

Но в 1992-м году Source Four заметно отличался от других приборов: прожектор на 575 ватт, часто светивший ярче чем двухкиловаттники от других производителей, был к тому же намного проще в установке, настройке и обслуживании. Всё было в таком виде, в каком и должен находиться идеальный осветительный прибор: круглый, как и его луч, в отличие от популярных в то время прямоугольных форм, а также всё, что нужно для работы и ничего лишнего. Лучшее во всех смыслах. И всё это от компании с относительно незначительной на то время ролью в данной индустрии, известной до этого по сути лишь своими световыми пультами и началом производства диммеров годом ранее при покупке другой компании-производителя. ETC и в самом деле не был тогда таким гигантом индустрии, каким является сегодня.

Концепция

Так как эта революция, а Source Four действительно был революцией, произошла?

Она случилась просто потому, что Дэвид Канингэм никогда не пробовал серьезно поработать над световым прибором раньше.

Если вы никогда не слышали о Канигэме, то плохой из вас знаток истории технологии освещения развлекательной индустрии. Хотя, честно говоря, вы никогда не увидите его имя ни на одном созданном им приборе: Multi-Q и позже Light Palette - пульты управления светом были разработаны для Strand; диммер CD80, который в последующее время снизил цену на диммеры настолько, что стал возможен способ "диммер - на лампу (прибор)", вместо патч-панели, также был сделан для Strand; и поздние диммеры D192 и ENR для Colortran. Все они сформировали в прошлом и продолжают формировать по сей день сам подход к работе с освещением, который в своё время помог многим компаниям стать лидерами в данной индустрии, к тому же сохранить этот статус на эпоху вперед. Возможно, успех всех его приборов частично связан с тем, что Каннингэм пришёл в эту индустрию не из мира электроники и разработки приборов, а из мира театра. "Я начинал с физики и химии, затем основал театральную компанию, после чего я начал разрабатывать приборы для создания психоделических эффектов. Я никогда не учился электронике или информатике, я просто разглядывал каталоги микросхем и мануалы, придумывал дизайн логических схем и писал код..."

Государственное бюджетное учреждение культуры «Ведогонь-театр» (ГБУК «Ведогонь-театр»)
Государственное бюджетное учреждение культуры «Ведогонь-театр» (ГБУК «Ведогонь-театр»)

Его приборы привлекли внимание Джорджа Ван Бюрена, для которого он уже потом разработал особый механизм управления памятью под названием «Compuset», затем его замечает компания Strand из США, где Каннингэм проработает в последующие годы на должности главы команды R&D. Ещё тогда он верил в уникальные возможности своих разработок, поэтому согласившись на маленькую зарплату, он договаривается о премии со всех разработанных им приборов. Покинув Strand, он основывает новую компанию под названием «Entertec», где начинает заниматься разработкой приборов, которые впоследствии лицензируются и выпускаются другими компаниями, в частности, компанией Colortran. Их подход оставался последовательным с самого начала: "Одной из наших ключевых целей всегда было выжать из прибора каждую копейку стоимости его производства, таким образом, чтобы люди могли бы получить прибор такого же типа за меньшую цену, но c большим количеством функций."

Начальником Каннингэма в Strand был Уолли Рассел, с которым они продолжали поддерживать связь: «Как-то мы просто болтали, и он вдруг сказал: «Никто ничего не сделал с театральными прожекторами за 50 лет», - и ведь это правда. Никто ничего не сделал - у всех были алюминиевые отражатели и низкотехнологичные лампы. Я считаю, что они так никогда и не удостоились бы внимания, ведь пульты управления светом, микропроцессоры и программное обеспечение развивались очень быстро, вот что всем было интересно, а в диммировании была заложена цена. Светильники были просто светильниками.»

Заинтригованный на тот момент Каннингэм, начинает тщательно изучать выпускающиеся продукты: "Я начал не с мыслью о светильнике, сколько с мыслью о диммере и светильнике, о низком напряжении, лампе, технологии инфракрасного отражателя, который тогда только начинали выпускать. Это были те вещи, с которыми раньше у меня не было никакого опыта, однако это только прибавляло мой интерес. Всё начиналось как исследовательский проект: небольшие эксперименты с составными частями без каких-либо четких целей, в ходе которого мы поняли, что наиболее интересный светильник для театра – это светильник с эллипсоидальным отражателем и что лидирующий светильник в США на тот момент времени – Altman 360Q, разработанный в 1950-х и почти не изменившийся с тех времен, было сложно использовать в работе, сложно сфокусировать, и он был не очень эффективен."

Каннингэм начинает понимать, что отправной точкой должен быть источник света. "Такие лампы как FEL, которые использовались у 360Q, имели очень длинную нить накаливания, а длина – это и есть причина оптической неэффективности светового прибора. Изначально была идея сделать лампы низкого напряжения, но я сказал: «А что, если мы уменьшим его механически?". И мы начали искать разные способы как это грамотно сделать. В итоге пришли к четырем коротким нитям накаливания, бок о бок друг с другом, симметрично вокруг оптической оси." В конечном счете, это и стало сердцем новой HPL лампы и историей происхождения названия новому светильнику – Source Four. Но чтобы создать такую лампу, Каннингэму и его команде сперва требовался более широкий инструментарий, поэтому они сперва разработали еще и новую систему ПО, используя CCD-камеру для совместного анализа поведения лампы и системы отражения. Затем им нужна была компания, которая сделает этот прибор. Изначально они работали с GE: «Они хотели брать за него очень высокую цену. FEL стоил 15 долларов, и они хотели оценить HPL в 30 долларов. Я сказал, что люди не захотят покупать светильник за такие деньги, поэтому мы направились в Sylvania. Наш первый заказ стоил 500 долларов за 10 ламп - нам повезло найти правильного человека в Sylvania - Рэя Флеминга.»

Дизайн и мощность

Финальным вариантом лампы стал 575W на 115V, сбалансированный так, чтобы четыре лампы работали от одного 20 амперного диммера, позволяя последующей компрессии нити накаливания увеличивать эффективность, учитывая приэтом потери напряжения на диммере. Помимо этого, в лампу был встроен теплоотвод, чтобы обезопасить ее от лишнего тепла и сделать возможным для использования в светильниках с предварительной фокусировкой, включая последний Source Four PAR.

Московский театр «Современник»
Московский театр «Современник»

Перед лампой команда Entertec (Каннингэм, а также Грег Эсакофф, Майк Киктави, Дэйв Луи, Кэри Фостер, Джефф ДеПералта, Дэнни Хайатт, Стэнли Вонг и Дженнифер Экерт) расположила маленькую высококачественную одиночную линзу, сферическую спереди и асферическую сзади, с целью снижения цены и уменьшения потерь при отражении. Любая линза такого маленького размера треснула бы от чрезмерного тепла, поэтому команда Entertec обернула дихроичный стеклянный отражатель вокруг HPL, чтобы отвести тепло от линзы и заслонки, затем они также поработали над снижением затрат на отражатель. Опыт Уолли Рассела в Канадском Балете и Опере Лос-Анджелеса привел к появлению новых функций у прибора, в частности, универсальной системы шторок: «Он мотивировал меня, сказав, что никто и никогда раньше не делал этого правильно». Вся оптическая система: отражатель, лампа, линза, заслонка – располагалась на оптической скамье, именно так было в первой версии прожектора Source Four, которую показали ETC.

«До нас дошли слухи, что Каннингэм работает над чем-то», вспоминает Фред Фостер из ETC, - «По тем же слухам, GE были тоже вовлечены в проект, поэтому мы подумали, что это связано с диммированием. Затем Дэвид связался со мной и спросил, не хочу ли я встретиться и поговорить с ним, затем мы пошли вместе на ланч и в итоге подписали договор о неразглашении (NDA), чтобы они смогли рассказать мне, над чем идёт работа».
Фостер и Каннингэм хорошо помнят то время: «Я помню, что они поставили его рядом с 360Q, разогретым до 1000W, и сказали мне встать в десяти футах напротив. От 360Q я почувствовал жар на своем лице, но когда они переключились на прототип, меня будто окатили холодной водой, он был намного ярче, но больше всего меня поразило то, на что способен его инфракрасный отражатель», - вспоминает Фостер. Что иронично, не это больше всего заинтриговало Фостера. Интригующей была низковольтная версия на 77V: «Я пытался догадаться в чем его разгадка, где же они спрятали понижающий трансформатор»- вспоминает Фостер. «NDA, которое мы подписали, гласило, что если они нам что-то рассказали – это секретная информация, но если мы догадались бы сами, то нет… И когда Грег Эсакофф из Entertec начал описывать низковольтную версию прибора, я неожиданно догадался. Но как только я произнес это вслух, он быстро закончил объяснение и сказал - «Секретно!».

Секретом было диммерное удвоение – использование двух половин цепи переменного тока тиристорного диммера для контроля двух ламп, независимых друг от друга, что казалось магическим фокусом, но так и не реализовавшимся в Великобритании, потому что с 50-герцовыми розетками было заметно мерцание, однако в США с 60 герцами это стало полезным инструментом для уменьшения количества диммеров и проводов, особенно в турах.

Производство

Изначально ETC не было в списке компаний, к которым они собирались обратиться по поводу Source Four. На самом деле Каннингэм и Уолли Рассел поговаривали о новой, своей собственной компании, которая продавала бы прибор. Однако, Рассел скончался до того, как они смогли воплотить эту идею в жизнь, и к сожалению, он даже не увидел запуск Source Four. Каннигэм решил, что не хочет быть производителем. Позже он показал концепт своему партнеру в других проектах Colortran. «Я знал, что они за него не возьмутся, но я сделал это специально для того, чтобы потом иметь возможность сказать, что я предлагал, и чтобы в последствии на меня не держали зла, хотя потом они все равно долго возмущались».

«Он был как нечто, что мы действительно хотели бы сделать» - вспоминает Фостер. «Но они просили феноменальную сумму денег. И это было в конце сложного для нас года: ведь годом ранее, мы приобрели Lighting Methods и выросли из 20 человек и оборота на 2 миллиона долларов в 85 человек и в оборот на 9 миллионов долларов со множеством финансовых потерь. В конце концов мы придумали план и направились в банк. Банк поверил в нашу идею, и мы вновь обрели стабильность, хоть и с большим трудом и огромным коэффициентом долга к собственному капиталу, который был чрезвычайно высоким. Мы только начинали вживаться в роль очередной компании по производству диммеров и пультов, на тот момент, когда Strand и Colortran уже являлись довольно крупными шишками».


Государственный академический Мариинский театр
Государственный академический Мариинский театр

Тем не менее, ETC вновь отправляются в банк. «Банки Висконсина не большие любители экспериментов, поэтому мы долго сомневались в решении вернуться и просить еще 350 тысяч долларов на лицензионные сборы и три четверти миллиона долларов в виде вклада на оснащение, но, что было довольно неожиданно, нам сказали «да»».

Так Source Four смог перейти со стадии концепта и прототипа на стадию тщательно оснащенного и высоко запатентованного продукта. С каждой его деталью работали в поте лица, чтобы в конечном варианте сделать светильник, который был бы надежным, гибким, легким в использовании, недорогостоящим и, важнее всего, удобным для массового производства. Все это было достигнуто еще до того, как стало обширно использоваться программное обеспечение CAD, поэтому все чертежи по изготовлению и оснащению писались от руки. «Я питаю невероятное уважение к тому, как Каннингэм ведет производственный процесс и лидирует в команде – невероятно сосредоточен, очень эффективен, прямолинеен. Он готов изучать каждый болт и каждую гайку, ведь даже улучшая их всего на несколько процентов и собирая потом воедино, полноценный прибор улучшается в разы»- объясняет Фостер. «До Source Four, например, вы просто постоянно бы слышали треск и скрежет листового металла, это смягчили добавлением тефлоновых втулок везде, где металл контактировал с металлом; а болт, затягивающий фокус на линзе, это не стальной болт в алюминиевом отверстии, это латунный болт с накидной гайкой…».

Реакция

Стоит отметить, Source Four был не единственным крупным проектом, над которым шла работа в ETC, также разрабатывался пульт управления светом Obsession. Снова команда объединила усилия с Entertec для создания диммера Sensor, в этом сотрудничестве Entertec разрабатывали механику и электрику – наследник ENR диммера, который они спроектировали для Colortran, бережно разработанный в обход патентов и с целью исправления недостатков ENR. ETC, в свою очередь, занимались электроникой и управлением, включая поддержку Source Four с диммерным удвоением.



Удивительно, но все три прибора были готовы к запуску на выставке Live Design International (LDI) 1992-го года, что стало большим сюрпризом в индустрии. «Что поражало больше всего, так это то, что не было утечки информации о Source Four перед его дебютной демонстрацией»- отмечает Фостер. «Каннингэм проделал хорошую работу, заметая за собой следы и, если быть честным, ETC все еще были новичками, не настолько важными, чтобы на нас обращали внимание».

Однако оказалось, что его компания не единственная преподнесла сюрприз на выставке. «В секрете от нас Strand разрабатывали Leko 3»- вспоминает Фостер. «Они были в передней части холла и представляли прибор под фанфары с марширующей труппой. Мы были в задней стороне, но с элегантным новым стендом, дизайн которого мы делали сами. На нем располагалась дебютная партия Source Four из 50 экземпляров – первые сборки, созданные у Дейва дома, а также Obsession, и Sensor. Всё, что я помню, это как в разгаре первого дня я вдруг понял, что все ближайшие стенды были лишь «парковками» для людей, пытавшихся пробиться к нашему… Выставка была просто незабываемым опытом».

Однако, Фостер все еще нервничал, отчасти потому, что его соглашение с Каннингэмом настаивало на продаже 10 000 экземпляров Source Four в первый год. «Это был один из немногих случаев, когда мне удалось уговорить Дейва отказаться от его изначальных 15 000»- вспоминает Фостер. «И позже Донни Стерн, возглавлявший в то время Bash Lighting, лишь окинув прибор взглядом, дал нам заказ на 5000 копий, он никогда не стеснялся крупной инвестиции в технологию, чтобы заставить рынок на нее запрыгнуть. Это обеспечило для Source Four легитимность и быстро выставило его на Нью-Йоркский рынок. Уже к моменту отгрузки первого прибора у нас было заказов на 17 000 приборов». Это означало, что тогда им надо было их еще и произвести, для чего в последующем они наняли «команду временных сотрудников, которые раскладывали листы оберточной пленки 8 на 4, чтобы завернуть приборы, которые мы все еще подкручивали, чтобы все их уместить».

Дальнейшее развитие

Доказательством качества оригинального концепта Source Four является то, что кардинально его так и не изменили – он кажется нестареющим, отчасти потому, что разработка настолько бережная и практичная, что даже старые модели не ощущаются как устаревшие. Он, конечно, со временем эволюционировал. Более высокое напряжение в Европе требовало большей длины нити накаливания, так что Каннигэм увеличил количество нитей в HPL до шести, чтобы сохранить короткую длину звена нити накала, которая позволила правильно сфокусировать луч света. К тому же, правила безопасности требовали дополнительного крепления линзы, тем самым усложняя процесс смены линзовой насадки. В реальности вращающийся цилиндр был недостаточно подвижным, поэтому заслонки были адаптированы под работу в трех плоскостях, а не в двух, как раньше. Первоначально разработанный комплект был завершен с узкоугольными линзовыми насадками (в том числе с уникальной пластиковой насадкой с линзой Френеля, вдохновение для которой Каннингэм почерпнул от сжатой линзы задних фар кемпинговых фургонов того времени), а для широкого угла обзора, поскольку европейцы хотели больше зума, были сделаны две зуммирующие насадки – хотя, что иронично, к моменту их появления мощности Source Four все еще были недосягаемы, поэтому многие просто привыкли использовать его с фиксированными линзами. Вдобавок, когда все поняли, что тепловые ограничения прибора не такие жесткие, как они опасались, появилась улучшенная модель светильника на 750W.

Прошло 25 лет, и вместе с ними миллионы проданных копий, ETC утверждает, что 3.8 миллиона, хоть это и включая все модели светильника Source Four, большинство из которых основывались на оригинальном прототипе, но затем были изменены, поскольку ETC отвечала на запросы покупателей прожектора. Фред Фостер считает, что более честная цифра где-то в районе двух миллионов. Какова бы ни была эта настоящая цифра, это потрясающее достижение в индустрии, где лишь немногие из предыдущих приборов достигали отметку в сотни тысяч проданных экземпляров.

Я всегда предполагал, что где-то глубоко в секретном выдвижном ящике в Entertec или ETC лежат планы на Source Five в ожидании того, что их вытащат, когда конкурент догонит или обойдет Source Four. В действительности никто даже и не догнал, но, как оказалось, проект действительно существовал: «Дэйв называл его «золото в свинец» - вспоминает Фред Фостер. «Я считал лампу накаливания неэффективной и планировал уйти, если мы ничего не предпримем на этот счет» -вспоминает Каннигэм. «Так я потратил много времени и денег, и затем ETC присоединились в качестве партнера, исследуя прозрачные проводящие покрытия, новые материалы нитей накала и селективные микроструктуры, в попытке увеличить эффективность не только для освещения индустрии развлечений, но и для освещения в целом. Мне кажется, что я говорил: «Давайте станем вторым Томасом Эдисоном, уйдем красиво!». Но в конце концов я понял, что это был всего лишь проект исследования материалов. Я до конца не осознавал за что я берусь, и после двух лет в этом семилетнем проекте мы нарисовали план развития светодиодов и куда они приведут, а к 2015-му году они были бы впереди самого лучшего, что мы могли бы сделать. Это был единственный проект, от которого я отказался, так обидно – обычно ты можешь облажаться со своим первым проектом, но не с последним!»

ТЦ «Метрополис»
ТЦ «Метрополис»

Несмотря на задержку, Каннингэм продолжил изучать светодиоды. «Я в какой-то степени ушел в отставку в 1996-м, истощенный с проектом Source Four и судебными разбирательствами с Colortran. Но в конечном счете, я хотел проверить на своих ли местах клетки моего мозга после стольких вечеринок» - вспоминает он. Сразу после отдыха Каннингэм вновь проявил интерес к светодиодной продукции в районе 2000-го года, начиная изучать изменения цвета в светодиодных светильниках, в результате в 2001-м появился патент, покрывающий использование четырех или более цветов в светильнике. Изначально отвергнутый ETC патент был лицензирован ColorKinetics, а сейчас находится под контролем Phillips и лицензия досталась многим, включая, конечно же, ETC для их Source Four Lustr2, который быстро формируется как истинный наследник вольфрамового Source Four в качестве рабочей лошадки мира освещения, хорошо продуманный, чтобы работать с любым существующим инвентарем линз и аксессуаров. Совсем недавно Каннингэм вернулся к Source Four, разрабатывая диммируемый S4WRD белый светодиодный источник, который может заменить вольфрамовую лампу в любом 120-вольтовом Source Four на рынке.

«Я занимаюсь этими проектами просто потому, что они доставляют мне удовольствие» - так просто объясняет Каннингэм. «Денежная сторона ничего для меня не значит, все это в банке, трачу я немного». Он добавляет: «Что я сделал, так это решил тратить деньги на поддержку художников, отдавать им часть денег, чтобы они занимались такими некоммерческими проектами. Это необычное сочетание, потому что, когда я углубляюсь в написание контракта или патента для проекта, я становлюсь очень коммерческим, но я искренне не думаю, что это все действительно ради денег. Это ради развития идеи, которая составляет всего лишь 10% от продукта, затем я заручаюсь поддержкой и ресурсами, чтобы претворить эту идею в жизнь. Вообще коммерческая сторона вопроса – это очень сложный процесс».

Несмотря на неоспоримую роль в инновациях освещения, удача сыграла ключевую роль в успехе Source Four по словам его создателя. «C Source Four мне очень повезло заручиться поддержкой ETC и Фреда Фостера, который был человеком театра, что я очень уважаю» - говорит он. «Существует множество действительно умных в своем подходе к разработке компаний и инженеров, которые не знают, как претворить тот или иной проект в жизнь, или как снизить стоимость продукта. Ведь Source Four с легкостью мог бы быть светильником за 400 долларов, который никто так бы и не купил, сноской в учебнике по истории».

--------------------

Что говорят художники по свету

Джеймс Фарнкомб: "Я думаю, что для всех, кто учился фокусировке с ветхими Patt 23 или CCT Silhouette'ами, или начинал в театре, где высоко технологичными приборами считался набор разбитых Cantata, Source Four стал настоящей находкой, революцией и благословенным облегчением!"

Говард Итон: "Меня поразил 10-градусный Source Four. Ведь уже не надо было тащить широкие двухкиловаттники на мосты FOH и больше света для настройки, и тот факт, что трафареты больше не выгорали. Смена линзовых насадок на одном теле, в старые времена вам бы пришлось менять весь прожектор."

Гай Хор:"Я впервые встретил Source Four в середине 90-х, когда Оксфорский Театр сделал массовую закупку и открылся после восстановления. Они сделали огромный шаг вперед тем, что художник мог делать с прибором: неожиданно четкий, прямые шторки были последним писком моды и под конец декады каждый современный танцевальный номер в Великобритании был освещен прямыми линиями, квадратами и всеми видами геометрических узоров, что было невозможно представить с Cantat'ой от Strand, или Prelude. Даже сейчас, 25 лет спустя, Source Four для меня до сих пор остается эталоном светового прибора."

Дэвид Хоу: "Мой первый с ними опыт был в январе 1994-ого в офисе художественных искусств в Нью Джерси. Я отчетливо помню демонстрацию: прибор находился на демонстрационном столе и был направлен на стену. Мы смотрели на фокус трафарета и, несколько минут спустя, Стив вытащил трафарет из прибора и дотронулся до него рукой. В то время любой другой трафарет был бы раскален, а этот был всего лишь теплым."

Пол Констэбль: "Это забавно, не правда ли: до того, как Source Four стал нашим избранным прибором, мы все были одержимы оптическим зумом. Мне потребовалось какое-то время, чтобы сжиться с ним - эволюция, в какой-то степени - и потом неожиданно ты не можешь представить жизнь без него. Я не могу представить, как можно сейчас пользоваться чем-то другим... кроме, может быть, Lustr2!"

Найджел Левингс: "Я помню, как я был взволнован, когда нам наконец достались последние Pattern 23. Очень простой в использовании светильник, который все делал хорошо, но теперь еще и с отличной световой отдачей. Новая рабочая лошадка для театра после длинной линейки приборов низкого качества. Настолько восхитительно яркий и свежий белый свет. А как хорошо он освещал сцену! И с какой заботой они к этому подошли - возможность менять линзовые насадки вместо того, чтобы задумываться об ограничениях угла раскрытия луча. С днем рождения, S4. И пожалуйста, не переставайте выпускать галогенную версию."

Берни Дэвис: о проблемах работы с освещением передач BBC в Роял Альберт Холле: "Я слышал о новом 5-градусном Source Four, который только вышел, и показатели были невероятные. Теоретически, два прибора друг на друге с галереи могли выдавать 400 люксов, необходимых мне для подсветки солиста, несмотря на то, что каждый прибор был всего лишь на 575W. В том году я разместил три прибора на портальные башни с двух сторон для освещения солистов слева и справа от дирижера, просто для проверки. Но, к моему удивлению, показатели были верны и даже двух было достаточно. В конце концов, у меня оказались три пары 5-градусных Source Four для концертных позиций и нам больше уже не нужна была выдвижная ферма!"

Статья взята из журнала «LIGHT & SOUND INTERNATIONAL», октябрь 2017 год

13.08.2018

Компания Claypaky выпустила новые прожекторы Axcor Profile 600 и 400 серии AXCOR LED

10.08.2018

Компания «ДОКА Центр» сердечно поздравляет с днём строителя!

09.08.2018

Сотрудничество компаний «ДОКА Центр» и Ayrton

24.07.2018

Workshop2018: международная конференция компании ЕТС

11.07.2018

Сергей Собянин посетил концертный зал "Зарядье"

05.06.2018

Победители конкурса «Дорогу молодым!»

04.06.2018

Материалы семинара «Практика сцены» доступны в свободном доступе

31.05.2018

Книга В.В. Лукасевича «Магия света»